Смирнов, Николай Павлович (сенатор)

Николай Павлович Смирнов
Флаг
Товарищ обер-прокурора Синода
1878 — 1.6.1892 (20.5)
Флаг
Сенатор
1.6.1892 (20.5) — 2.11.1905 (20.10)
Предшественник: Толстой, Юрий Васильевич
Преемник: Саблер, Владимир Карлович
Рождение: 14 ноября (26 ноября) 1824
Нижегородская губерния
Смерть: 20 октября (2 ноября) 1905 (80 лет)
Петергоф
Образование: Казанский университет

Никола́й Па́влович Смирно́в (14 [26] ноября 1824, Нижегородская губерния — 20 октября [2 ноября] 1905, Петергоф) — русский государственный деятель, товарищ обер-прокурора Святейшего синода (1878—1892), сенатор (1892—1905), действительный тайный советник. Инспирируемый К. П. Победоносцевым, не пожелавшим лично вступать в конфликт с министром финансов, в 1885 году принял участие в кампании по дискредитации умеренно-либерального министра финансов Н. Х. Бунге. Последние годы жизни посвятил Петергофу. Почётный гражданин Петергофа, библиофил.

Биография

Николай Павлович Смирнов происходил из семьи дворян Нижегородской губернии. Учился на юридическом факультете Казанского университета. Окончив курс истории российского права, поступил в Нижегородское губернское правление. В 1846—1851 годах состоял на службе в ведомстве Министерства внутренних дел в Нижнем Новгороде. В 1850 году исполнял обязанности редактора неофициальной части газеты «Нижегородские губернские ведомости». После этого переехал в Санкт-Петербург, где продолжил службу в Министерстве внутренних дел. Во второй половине 1850-х годов Н. П. Смирнов поддерживал приятельские отношения с писателем-нижегородцем П. И. Мельниковым-Печерским, редактировавшим до Н. П. Смирнова «Нижегородские губернские ведомости», также к этому времени ставшим петербуржцем[1]. Затем свыше десяти лет прослужил он в Министерстве финансов. С середины 1860-х годов поступил на службу в хозяйственное управление Святейшего Синода. С 1875 года директор Xозяйственного управления при Святейшем Синоде. Наивысшего достижения в служебной карьере добился в 1878 году, когда занял должность товарища обер-прокурора Святейшего Синода при графе Д. А. Толстом[2][3].

Обязанностью Смирнова, в том числе, было ведение бракоразводных дел. Так, в письме на имя обер-прокурора Д. А. Толстого от 15 июня 1878 года он сообщал о признании незаконным брака великого князя Николая Константиновича, заключённого им под именем полковника Волынского с дочерью оренбургского полицмейстера Надеждой Александровной Дрейер в сельской церкви неподалёку от Оренбурга; о беспорядках и взяточничестве в некоторых семинариях и консисториях и т. д.[4]

Н. П. Смирнов и Н. Х. Бунге

На смену Толстому в 1880 году пришёл К. П. Победоносцев, при котором Смирнов служил до 1892 года. Последний вместе с В. К. Саблером входил в узкий круг доверенных лиц, которых Победоносцев использовал для своего всестороннего воздействия на курс государственной политики при Александре III и Николае II. В 1886 году получило огласку участие Н. П. Смирнова в противодействии К. П. Победоносцева умеренно-либеральному министру финансов Н. Х. Бунге, закончившееся отставкой последнего[5]. Бунге возглавлял Министерство финансов с 1881 года, и в эпоху реакции 1880-х годов его деятельность на посту министра финансов подвергалась острейшей критике справа. В печати кампанию против нового министра финансов начали консервативные «Московские ведомости» М. Н. Каткова и «Гражданин» В. П. Мещерского. Их целью была отмена либеральных реформ Александра II. Но газетной полемикой критика либерального министра не ограничилась[6].

В сентябре 1885 года Н. П. Смирнов, имевший в прошлом опыт работы в Министерстве финансов, с подачи К. П. Победоносцева издал в количестве 48 экземпляров брошюру под названием «Современное состояние наших финансов, причины упадка их и средства к улучшению нашего государственного хозяйства»[6]. Товарищ обер-прокурора Святейшего синода вмешивался в сферы деятельности, далёкие от духовного ведомства, он стал орудием борьбы всесильного обер-прокурора против Н. Х. Бунге. Статья была направлена против либеральной политики Бунге и мотивировалась «патриотической тревогой» Святейшего синода: «положение наших финансов занимает в последнее время… всех русских людей», «все чувствуют и видят, что дело стоит плохо и угрожает опасность», «в этом ощущении сходятся все сословия — и государственные люди, и дворянство, и коммерческий люд, и крестьянство». Записка была издана напрямую в нарушение цензурных правил, отпечатана в синодальной типографии и в рамках кампании дискредитации работы Министерства финансов роздана видным государственным деятелям[7].

Н. Х. Бунге дал ответ на брошюру Смирнова в своей брошюре. Его работа называлась «Замечания министра финансов на записку тайного советника Смирнова, озаглавленную: „Современное состояние наших финансов, причины упадка их и средства к улучшению нашего государственного хозяйства“». После этого, в 1886 году, Смирнов ещё раз вынужден был выступить в печати с ответом Н. Х. Бунге. Публикация называлась «Объяснения тайного советника Смирнова на замечания господина министра финансов, сделанные по поводу записки „Современное состояние наших финансов, причины упадка их и средства к улучшению нашего государственного хозяйства“». На этот раз брошюра была издана тиражом 300—400 экз.[6]

По мнению Смирнова, банковская реформа 1860-х годов сделала недоступным дешёвый государственный кредит дворянскому сословию и, как результат, стала причиной обнищания широких народных масс с одной стороны и обогащения вновь появившейся финансово-промышленной группы предпринимателей-нуворишей, — с другой. Смирнов ратовал за отказ от зарубежных займов, за выдачу дешёвых ссуд поместному дворянству из средств Государственного банка, за государственную винную монополию, передачу частных железных дорог государству и т. д.[6] Кроме этого, в своих работах Н. П. Смирнов подверг решительной критике «космополитизм» Министерства финансов. Взамен этого он настаивал на усилении таможенного протекционизма государства. Смирнов также выдвигал требование уничтожения кредитных билетов, введение жёсткого правительственного контроля за частными банками и промышленными предприятиями. Главный упор критик либеральной финансовой системы сделал на инвективе, согласно которой возглавляемое Бунге Министерство финансов «поставило себе задачей пересоздать русские финансы на иностранный лад и стало видеть в конституции единственный якорь спасения». В устах правительственного чиновника этот упрёк мог означать недвусмысленное обвинение в посягательстве на самодержавные принципы государственной власти России, что было равносильно доносу[8].

В своей первой работе Н. П. Смирнов коснулся также вопроса о реорганизации Министерства государственных имуществ в Министерство земледелия и торговли. Он писал о том, что в 1885 году предприниматели вновь подняли вопрос об учреждении Министерства торговли, промышленности и земледелия. По его словам, Министерство финансов, «занятое более вопросами финансовыми, чем торговыми», нередко из фискальных соображений отодвигает на второй план интересы торговли. Получается так, что промышленность и торговля «не имеют, таким образом, ни ведомства, ни лица, к которому они могут обращаться с просьбою о защите». Такая ситуация сложилась от того, что управление торговлей и промышленностью разделено среди нескольких Министерств: Министерства финансов, Министерства государственных имуществ, Министерства внутренних дел и Министерства путей сообщения. Плодить новые министерства Смирнов считал ненужным. В то же время, «удовлетворение справедливого заявления торгового сословия возможно только при условии переформирования Министерства государственных имуществ в Министерство земледелия и торговли с передачей в него некоторых дел из других Министерств. Мера эта не потребует нового расхода из казны, а между тем в общем строе государственных учреждений будет восстановлен весьма крупный пробел», — писал он[9].

Н. Х. Бунге воспринял реакционную записку Смирнова как направленный лично против него памфлет. Он решительно оспорил необходимость такой реорганизации нескольких министерств. Министр финансов сделал упор на большой заинтересованности его Министерства в совершенствовании института торговли, но при этом сослался на объективные трудности во внутренней и внешней торговле. По его словам, вопрос о перераспределении предметов ведения между данными Министерствами возник давно, но его решение связано с отсутствием необходимого финансирования. «Ни одно преобразование даже в видах сокращения расходов не обходилось у нас без расходов добавочных», — отмечал Н. Х. Бунге[9].

Государственный секретарь А. А. Половцов в своём дневнике от 30 декабря 1885 года приводит следующий эпизод, связанный со Смирновым:

В Государственном совете. Заседание с подавляющим впечатлением. Всегда при рассмотрении, или, пожалуй правильнее, регистрировании, бюджета бывали прения. На этот раз говорил один Бунге и, представив извлечение из своего всеподданнейшего отчёта, пришёл к такому заключению, что положение и экономическое, и финансовое скверно, а что улучшения ожидать неоткуда. В воздухе чувствовалось, что от Бунге пахнет мертвецом, что катковская клика поколебала его положение. По окончании заседания Абаза подходит к Победоносцеву и говорит ему: «Бунге при перечислении трудностей, встречаемых министром финансов, забыл упомянуть о той брошюре, что написана против него Вашим Смирновым».

— А. А. Половцов, «Дневник Государственного секретаря». В 2-х т. Том 1. 1883—1886 гг. — Стр. 404.

Тремя неделями спустя тот же А. А. Половцов свидетельствовал, что встретив на улице управляющего Государственным банком Е. И. Ламанского, услышал о его намерении в ответ на брошюры Н. П. Смирнова и Н. Х. Бунге написать собственную работу на эту тему. С работой Н. П. Смирнова ознакомился и император Александр III[3].

Либеральная печать не могла открыто обсуждать пикировку Святейшего синода и Министерства финансов, тем не менее либерально-народнический журнал «Русская мысль» в мартовском «Внутреннем обозрении» редактора журнала В. А. Гольцева коснулся полемики двух политических антагонистов и половинчато осудил выступление товарища обер-прокурора Святейшего синода:

Мы разумеем здесь недавнюю печатную брошюрочную полемику о финансовых вопросах. Одна брошюра <Н. П. Смирнова> указывала на ошибочность некоторых мероприятий по финансовой части. К сожалению, среди замечаний, не лишённых основания, в неё включены были какие-то неопределённые личные заподозривания, намеренное смешение политических выводов, принадлежащих некоторым иностранным авторам, с мнениями лиц, редактировавших переводы тех авторов, указания на какую-то неблагонадёжность личного состава одного ведомства и т. п. <…> Он повредил себе лишь своими заподозриваниями, которые не идут к делу и роняют его мнение в глазах людей, подобным приёмам не сочувствующих.

— <В. А. Гольцев> Внутреннее обозрение, «Русская мысль», 1886, март, стр. 139—140, отд. II.

Несмотря на подробный и аргументированный ответ Н. Х. Бунге Н. П. Смирнову, его участь была предрешена, 31 декабря 1886 года министр финансов вынужден был уйти в отставку со своего поста, но его уход не означал его поражения. 1 января 1887 года Александр III назначил его председателем комитета министров. Это был более высокий, хотя и менее влиятельный пост[10][9].

Последние годы

Однако положение самого Н. П. Смирнова при К. П. Победоносцеве также не было незыблемым. 21 мая 1892 года Александра Богданович, супруга генерала Е. В. Богдановича, в своём дневнике сообщала: «Смирнов уходит за тёмные дела в Синоде: по бракоразводным делам за него получает взятки Камчатов[комм. 1] и делится с ним, Смирновым»[11]. Преемником Н. П. Смирнова стал В. К. Саблер, а сам он получил чин действительного статского советника[12] и назначен сенатором во 2-й административный департамент Сената[13][2][14].

По долгу службы ему приходилось неоднократно бывать в Петергофе, и в 1887 году Смирнов купил себе здесь дом на Никольской улице. Выйдя в отставку и став жителем Петергофа, Смирнов принял участие в преобразовании петергофской прогимназии в гимназию. 18 октября 1897 года в Петергофе была создана комиссия для строительства новой гимназии, в которую, в числе прочих, вошёл и он. 4 июля 1899 года комиссия под его председательством окончательно утвердила проект её строительства[15], благодаря его влиянию были выделены средства на его реализацию. Открытие произошло в сентябре 1904 года, когда новое здание было освящено. Император Николай II по ходатайству жителей города подписал указ о присвоении Н. П. Смирнову звания Почётного гражданина г. Петергофа[12].

Николай Павлович Смирнов являлся кавалером многих орденов. Он умер 20 октября 1905 года. Похороны состоялись на Свято-Троицком кладбище Старого Петергофа. Могила до настоящего времени не сохранилась[12].

Отзывы современников

Библиографические материалы Н. П. Смирнова, 1898

Кроме П. И. Мельникова-Печерского и К. П. Победоносцева Н. П. Смирнов был знаком со многими выдающимися современниками. По воспоминаниям петербургского книготорговца Н. И. Свешникова, Николай Павлович был заядлым библиофилом, собравшим большую библиотеку юридической литературы. Смирнов благоволил к Свешникову и помогал ему выпутываться из торговых затруднений, которые возникали у того в связи с запоями. Смирнов составил описание своей богатой библиотеки по правоведению и библиографии: «Библиографические материалы. Опись книг, брошюр и статей библиотеки сенатора Н. П. Смирнова». Спб., 1898. Книга сохраняет значение библиографического справочника до настоящего времени[16]

Библиография

  • Смирнов Н. П. Современное состояние наших финансов, причины упадка их и средства к улучшению нашего государственного хозяйства. — СПб.: Синодальная типография, 1885. — 55 с.;
  • Бунге Н. Х. Замечания министра финансов на записку тайного советника Смирнова, озаглавленную: «Современное состояние наших финансов, причины упадка их и средства к улучшению нашего государственного хозяйства».. — СПб.: Типография В. Киршбаума, 1886. — 79 с.;
  • Смирнов Н. П. Объяснения тайного советника Смирнова на замечания господина министра финансов, сделанные по поводу записки «Современное состояние наших финансов, причины упадка их и средства к улучшению нашего государственного хозяйства». — СПб., 1886. — [2], 53 с.;
  • Смирнов Н. П. Библиографические материалы : Опись книг, брошюр и статей библиотеки сенатора Н. П. Смирнова. — СПб.: тип. А. Пороховщикова, 1898. — [2], XVI, 690, II с.

Примечания

Комментарии

  1.  Надворный советник Иван Тимофеевич Камчатов, секретарь 2-й экспедиции Санкт-Петербургской консистории, либо Александр Тимофеевич Камчатов, протоиерей Андреевского собора, член 1-й экспедиции Санкт-Петербургской духовной консистории (1808 — 6.02.1888 г.). Возможно, речь шла о взятках, имевших место в 1870—1880 гг.

Источники

  1.  Соколова В. Ф. П. И. Мельников (Андрей Печерский). Очерк жизни и творчества. — Горький: Волго-Вятское книжное издательство, 1981. — С. 25. — 191 с.
  2. ↑ 1 2 Львов А. Н. Дневник // Нестор. — 2000. — Январь. — С. 9–164.
  3. ↑ 1 2 Покровский М. Н. К. П. Победоносцев и его корреспонденты: письма и записки,. — М. : Госиздат, 1923. — Т. 1.Части 1-2.. — С. 1059.
  4.  Смирнов Н. П. Yeltsin Presidential Library.Письмо Н. П. Смирнова, товарища обер-прокурора Синода, Д. А. Толстому, графу, обер-прокурору Синода.
  5.  Алексеева С. И. Институт синодальной Обер-Прокуратуры и обер прокуроры Святейшего Синода в 1856—1904 гг. // Нестор. — 2000. — Январь. — С. 292—310.
  6. ↑ 1 2 3 4 Ананьич Б. В., Ганелин Р. Ш., Панеях В. М. Торжество нового курса. К. П. Победоносцев и М. Н. Катков. Реформы Н. X. Бунге. // Власть и реформы: от самодержавной к советской России : Институт российской истории РАН, Санкт-Петербургский филиал. — С.П.б. : Дмитрий Буланин, 1996. — С. 382. — 800 с. — ISBN 5-86007-052-7.
  7.  Полунов А. Ю. К. П. Победоносцев в общественно-политической и духовной жизни России. — М. : Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2010. — С. 192. — 374 с. — (Люди России). — ISBN 978-5-8243-1491-5.
  8.  Куксенко С. В. Научная электронная библиотека disserCatФормирование и развитие буржуазной концепции финансовой политики России в конце XIX — начале XX века. ООО «Научная электронная библиотека», г. Санкт-Петербург (2004).
  9. ↑ 1 2 3 Воронов И. И. Министерство земледелия Российской империи: XIX – начало XX в. : Диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук / Тот Ю. В. — С.П.б., 2016.
  10.  Половцов А. А. 1883—1886 гг. // Дневник Государственного секретаря. : в 2 т. / Благово В. А., Сапожников С. А.. — М. : ЗАО «Центрполиграф», 2005. — Т. 1. — С. 404, 411, 584. — 605 с. — (Мемуары и дневники). — ISBN 5-9524-1196-7.
  11.  Богданович А. В. Три последних самодержца : Дневник. — М. : «Новости», 1990. — 608 с.
  12. ↑ 1 2 3 Абасалиев Р. А. И ещё раз о памяти // Муниципальная перспектива. — 2012. — Июнь.
  13.  Нарбаев Н. Б. Глава пятая. Правительствующий сенат России и центральноевразийский регион // Россия и Евразия: проблемы государственности (вторая половина XIX — начало XX века). — М.: Наука, 1997. — 286, [2] с. — ISBN 5-02-010093-5.
  14.  История Правительствующего сената за двести лет. 1711—1911. В 5 т.. — С.П.б., 1911. — Т. 5 (дополнительный). — С. 150. — 224 с.
  15.  Гущин, В. А. Петергоф в газетной хронике 1864–1900. Издание в двух томах. 1864–1900. / Абасалиев Р. А.. — С.П.б. : Нестор-история, 2012. — Т. 1. — С. 342, 402, 450. — 480 с. — 400 экз. — ISBN 978-5-905988-77-6.
  16.  Свешников Н. И. FanRead.RuВоспоминания пропащего человека. Н. И. Свешников — книготорговец, мемуарист, пьяница.

Литература

  • Канда Акинори. Экономическая программа дворянской реакции и политика И. А. Вышнеградского // The Journal of Asahikawa University. March 1977. № 5. P. 198—201.