Ползунков

Ползунков
«Ползунков», рисунки П. А. Федотова, Госиздат, 1928
Жанр: рассказ
Автор: Фёдор Достоевский
Язык оригинала: русский
Дата написания: 1847
Дата первой публикации: 1883
Электронная версия
Логотип Викитеки Текст произведения в Викитеке

«Ползунко́в» — рассказ Фёдора Достоевского, опубликованный в 1848 году в «Иллюстрированном альманахе», изданном Н. А. Некрасовым и И. И. Панаевым. Альманах был запрещён николаевской цензурой из-за произведений других авторов. По этой причине рассказ не дошёл до читателя при жизни Достоевского, хотя формального запрещения цензуры на публикацию отдельного рассказа не существовало[1].

Судьба произведения

Летом 1847 года Н. А. Некрасов решил издать в приложении к одному из осенних номеров журнала «Современник» «Иллюстрированный альманах». О своём намерении он сообщил в Зальцбрунн В. Г. Белинскому, П. В. Анненкову и И. С. Тургеневу. После этого Некрасов разослал нескольким авторам, в том числе Достоевскому, приглашение принять участие в альманахе. Писатель принял это приглашение и дал обещание завершить новый рассказ к 1 января, хотя закончил работу раньше и отдал произведение Некрасову в начале декабря 1847 года. Образ бедняка-шута впервые возник у Достоевского в майском фельетоне «Петербургской летописи». Кроме этого, тема первоапрельской шутки, являющаяся центром рассказа, могла возникнуть ещё в марте-апреле 1846 года, когда Некрасов и Достоевский написали совместное предисловие к альманаху «Первое апреля», и где Григорович, Некрасов и Достоевский опубликовали коллективный фарс «Как опасно предаваться честолюбивым снам». Таким образом, замысел произведения можно отнести к 1846—1847 году[2].

Титульный лист «Иллюстрированного альманаха», СПб, 1848 г.

В объявлении февральского номера «Современника» за 1848 год об издании «Иллюстрированного альманаха» юмореска называлась «Рассказ Плисмылькова». Печатный вариант носит название «Ползунков», а в переписке редакции «Современника» с Санкт-Петербургским цензурным комитетом в конце 1848 года рассказ назывался «Шут», и название это было, скорее всего, редакционное. «Иллюстрированный альманах» цензуровал Амплий Очкин[3], разрешивший его печатание весной 1848 года. Однако деятельность типографии замедлилась из-за работы гравёров, иллюстрировавших альманах, и когда полгода спустя И. И. Панаев повторно обратился за разрешением цензуры, альманах был уже запрещён. Усиление цензурных строгостей было вызвано деятельностью Комитета 2 апреля 1848 и революционными событиями в Западной Европе, спровоцировавшими в России начало эпохи «мрачного семилетия»[1].

Нарекания цензуры вызвали повести А. В. Дружинина «Лола Монтес» и А. Я. Панаевой «Семейство Тальниковых» — «увлечение теми идеями, которые… подготовляли юную Францию и Германию». Цензор А. Л. Крылов полагал, что альманах может оказать «влияние на умы читателей самое неблагоприятное». Впрочем остальные произведения «Иллюстрированного альманаха» «могли бы сами по себе, с небольшими разве изменениями, доставить чтение довольно безукоризненное. Но в альманахе они принимают совсем иной свет, потому что помещены в подбор с другими статьями, которых цензура не может не осудить». В конце 1848 года редакция «Современника» вновь обратилась в цензурный комитет за разрешением издания материалов «Иллюстрированного альманаха»[1].

В конце концов, после долгих цензурных мытарств такое разрешение редакцией было получено, и в марте 1849 года в свет вышел «Литературный сборник», но рассказ Достоевского там напечатан не был, как предполагают комментаторы Достоевского, из-за осложнившихся отношений между Достоевским и «Современником». Редактору сборника Некрасову рассказ Достоевского не нравился давно. В результате принятая редакцией «Современника» рукопись Достоевского осталась неизвестной читателям даже после разрешения цензуры. Сохранилось лишь несколько чудом уцелевших отпечатанных экземпляров «Иллюстрированного альманаха», разрешённого цензором А. Н. Очкиным, с рассказом Достоевского. Издатель «Современника» И. И. Панаев вынужден был дать письменное обязательство цензурному комитету не распространять ни одного экземпляра крамольного издания. Панаев однако оговорил отсутствие своей вины за несколько ранее распространённых номеров альманаха при его первоначальном разрешении цензурой[1].

Благодаря усилиям цензуры «Иллюстрированный альманах» стал библиографической редкостью, но и сам Достоевский впоследствии не предпринимал попыток к переизданию своего раннего произведения в прижизненных собраниях сочинений. Впервые его опубликовал после смерти Достоевского в 1883 году критик Н. Н. Страхов.

Жанровые особенности

Ползунков и Федосей Николаич. Иллюстрация П. А. Федотова. «Иллюстрированный альманах». 1848

Рассказ «Ползунков» примыкает к циклу произведений о чиновниках: «Бедные люди», «Двойник», «Господин Прохарчин». Он близок к «физиологическому очерку», но в данном произведении Достоевским рассматривается не какой-либо устойчивый социальный или профессиональный тип, как, например, петербургский шарманщик у Д. В. Григоровича, а отдельно взятые свойства унизительного паясничания бедняка. Уничижительная фамилия героя довершает его характеристику человека, готового во имя денег ползать, угодничать и пресмыкаться перед «обществом». Но под маской шута скрывается обида Ползункова на несправедливость окружающего героя положения. Ему свойственна амбиция, чувство униженного человеческого достоинства, которое в гротескной форме он пытается донести до окружающих[1].

Самоуничижение и вышучивание самого себя вместе с горечью от сознания своей неприглядной роли вызывают в герое сословную неприязнь к начальству, к вышестоящим чиновникам. Эта черта характера в поздних произведениях Достоевского будет доведена до совершенства в образах Ежевикина и Фомы Опискина («Село Степанчиково и его обитатели»), Мармеладова («Преступление и наказание»), героя «Записок из подполья», капитана Снегирева и Фёдора Павловича Карамазова («Братья Карамазовы»). Карамазов-старший так трактовал свою роль: «Мне всё так и кажется…, что меня за шута принимают, так вот давай же я и в самом деле буду шутом, не боюсь ваших мнений! Вот почему я и шут по злобе, от мнительности. Я от мнительности буяню»[1]. Исследователи усматривают некоторую связь социально-психологической проблематики между «Ползунковым» и произведением Дени Дидро «Племянник Рамо»[2].

По мнению Достоевского, болезненно обострённое чувство собственного достоинства, амбициозная мнительность, затаённая гордыня способны возникнуть у самолюбивого человека, подверженного социальному унижению в силу своего неравноправия. Комментаторы предполагают, что именно эта тема могла, в числе прочих, обсуждаться Достоевским на собраниях петрашевцев, поскольку в его показаниях следственной комиссии имеются следующие свидетельства: «Я хотел доказать, что между нами более амбиции, чем настоящего человеческого достоинства, что мы сами впадаем в самоумаление, в размельчение личности от мелкого самолюбия, от эгоизма и от бесцельности занятий». Публикацию «Ползункова» в «Иллюстрированном альманахе» сопровождали четыре рисунка П. А. Федотова[1].

Сюжет

«Хотя я никогда не брал взяток, но в этот раз грешен: положил в карман взятку… Ну, что делать! Я этак развёл из приличия руки, голову на сторону…» Худ. П. А. Федотов

Осип Михайлович Ползунков в многолюдном собрании петербургского чиновничьего общества обращает на себя всеобщее внимание своими экспрессивными манерами, желанием быть в центре происходящего и необыкновенной шутовской наружностью, контрастировавшей с его почти изысканным одеянием. Он предлагает обществу выслушать его рассказ о крупном чиновнике Федосее Николаевиче, для чего взбирается на стул и начинает многословное повествование, перебиваемое собственными каламбурами и едкими замечаниями слушателей о самом рассказчике.

Из рассказа Ползункова можно понять, что он сватался к дочери Федосея Николаевича Марье Федосеевне, но, не став наследником богатого родственника-юнкера, получил отставку у Федосея Николаевича и его жены Марьи Фоминишны. В отместку за это Ползунков уличил своего начальника, которым и был Федосей Николаевич, во взятках и написал донос на него. Федосей Николаевич решил вернуть к себе расположение своего сотрудника: в обмен на обещание молчать Ползунков получил от начальника полторы тысячи рублей серебром, после чего ему вновь открылись двери желанного дома и путь к сердцу невесты. Начались приготовления к свадьбе, однако Ползунков решил зло подшутить над будущим тестем: в виде первоапрельской шутки он подал прошение об отставке, что было воспринято будущим тестем как продолжение попыток Ползункова его дискредитировать.

Недоразумение вскоре разъяснилось, и после нового примирения Федосей Николаевич под благовидным предлогом забрал у Ползункова полторы тысячи рублей обратно, а затем окончательно уволил со службы растерявшегося молодого человека, использовав для этого его шуточную просьбу об отставке. У Ползункова к этому времени не осталось никаких компрометирующих Федосея Николаевича материалов, и в результате своей первоапрельской шутки он лишился и службы, и невесты, и полутора тысяч. Таким образом, сюжет рассказа представляет собой обычный фарс или водевиль, перемежаемый множеством каламбуров: «бабушка моя была вполне замкнутая: она была слепа, нема, глуха, глупа, — всё что угодно!…»«на большую ногу жил, затем, что руки были длинны»«он волею Божию помре, а завещание-то совершить всё в долгий ящик откладывал; оно и вышло так, что ни в каком ящике его не отыскали потом…»

Примечания

  1. ↑ 1 2 3 4 5 6 7 Достоевский Ф. М. Ползунков. — Полное собрание сочинений в 30 томах. — Л.: Наука, 1972. — Т. 2. — С. 5-15. — 527 с. — 200 000 экз.
  2. ↑ 1 2 Фридлендер Г. М. Русская виртуальная библиотекаДостоевский Ф. М.: «Ползунков». Литературоведческий комментарийПроверено 21 мая 2012.Архивировано 22 сентября 2012 года.
  3.  Очкин, Амплий Николаевич // Русский биографический словарь : в 25 томах. — СПб.М., 1896—1918.

Ссылки