Верещагин, Александр Степанович

Александр Степанович Верещагин
Портрет к некрологу в «Трудах Вятской учёной архивной комиссии». 1909. Вып. 1
Псевдонимы: Буевский, А.; В—н, А.; В—н, А. С.[1]
Дата рождения: 30 августа (11 сентября) 1835
Место рождения: Уржум
Дата смерти: 18 (5) декабря 1908 (73 года)
Место смерти: Вятка
Подданство : Российская империя Российская империя
Род деятельности: историк, археограф, педагог, краевед
Годы творчества: 1863—1908
Награды: Орден Святой Анны III степениОрден Святого Владимира IV степени

Вереща́гин Алекса́ндр Степа́нович (30 августа [11 сентября] 1835 — 18 [5] декабря 1908) — русский историк Вятского края, археограф, педагог, выдающийся краевед[2][3][4], статский советник[5].

Биография

Александр Степанович происходил из семьи дьякона Воскресенской церкви г. Уржум, Вятской губернии. Он окончил Нолинское духовное училище, затем, в 1854 году, Вятскую духовную семинарию, после чего правлением семинарии в качестве одного из лучших учеников был направлен за казённый счет продолжать духовное образование в Казанскую духовную академию, которую окончил в июне 1858 года. Соучеником А. С. Верещагина по этому учебному заведению был известный историк раскола Афанасий Прокофьевич Щапов, окончивший академию в 1857 году и тогда же начавший преподавательскую деятельность в своей alma mater. Под влиянием А. П. Щапова А. С. Верещагин приступил к изучению вятской истории[6].

1 сентября 1858 года на конференции академии молодой учёный был утверждён в степени кандидата богословия. Двумя неделями ранее, 19 августа, он был назначен учителем всеобщей истории и греческого языка в Самарскую духовную семинарию. В течение полутора лет после этого он сменил там несколько должностей, пока в феврале 1860 года не оставил Самару, изъявив желание отправиться в Вятскую духовную семинарию. С 24 февраля 1860 года Александр Степанович преподавал в Вятке латынь и патристику, но и в Вятской семинарии он также поменял несколько должностей или объединял их одновременно по 2—3: преподаватель французского языка, библиотекарь, помощник инспектора. Биограф Верещагина А. А. Шубин, отмечая склонность Александра Степановича к частой смене мест и должностей, объяснял это явление желанием забыться в работе после смерти жены. С 25 ноября 1863 года, помимо работы в Вятской семинарии, Верещагин начал редактировать неофициальную часть «Вятских губернских ведомостей», а с 26 февраля 1864 года и вовсе покинул семинарию[7].

Александр Степанович стал полноправным редактором «Вятских губернских ведомостей» и начальником газетного стола при Вятском губернском правлении[7]. Одновременно он сотрудничал во вновь открытой газете «Вятские епархиальные ведомости»[8]. Тогда же он был избран действительным членом Вятского губернского статистического комитета — круг общественных интересов его многообразен. Но и редакторская деятельность Верещагина продолжалась недолго, уже 1 августа 1865 года он оставил пост редактора и возвратился в сферу просвещения, он определился преподавателем латыни в Вятскую губернскую гимназию, через год он уже работал преподавателем русского языка и словесности в Вятской Мариинской женской гимназии. Ещё спустя год, 1 августа 1867 года, он возвратился в Вятскую духовную семинарию, где вновь преподавал латынь[7].

6 февраля 1880 года указом Святейшего Синода А. С. Верещагин назначен исполняющим должность инспектора Пермской духовной гимназии, но менее чем через полгода, 19 июля, возвратился в Вятскую духовную семинарию на прежнюю должность преподавателя латинского языка. 4 августа 1882 года он назначен смотрителем Вятского духовного училища. Ещё два года спустя назначен членом Вятского Епархиального училищного совета, но летом 1887 года вышел в отставку и полностью посвятил себя научной деятельности[9].

По своим политическим взглядам А. С. Верещагин не принадлежал ни к одной из политических партий России, но по основным убеждениям ближе всего находился к шестидесятникам, сохраняя при этом самостоятельный образ мысли. Александр Степанович состоял в браке, но жена умерла менее чем через год после свадьбы, оставив ему новорождённую дочь Евгению Александровну. 28 июля 1885 года дочь вышла замуж за надворного советника и преподавателя Вятского духовного училища Александра Николаевича Вечтомова, ставшего в 1909 году священником Николаевской церкви в Елабуге. Умер Александр Степанович 5 декабря 1908 года в Вятке от простуды, осложнившейся воспалением лёгких. Гроб с телом Верещагина несли члены Вятской учёной архивной комиссии во главе с губернатором С. Д. Горчаковым. Именем Александра Верещагина названа одна из улиц в городе Кирове[5].

Вклад в историческую науку

Верещагин публиковался не только в местной прессе. Полемический выпад против вятского историка А. А. Спицына (псевдоним «А. С.») он напечатал на страницах столичного «Исторического вестника», 1902

Научно-изыскательская деятельность А. С. Верещагина началась ещё тогда, когда он работал педагогом, преимущественно в каникулярное время. Он изучал местные и столичные архивы: архив Святейшего Синода, архив Министерства юстиции, отдел рукописей Императорской публичной библиотеки в Петербурге, архив Румянцевского музея ;Москвы. Результаты своих научных изысканий учёный публиковал в различных вятских периодических изданиях. Эти работы касались по преимуществу истории родного Вятского края[10].

Готовя к публикации свои работы, он столкнулся с недостатком средств на их издание, и тогда он пришёл к мысли о необходимости учреждения Вятской учёной архивной комиссии (ВУАК), о чём он возбудил необходимое ходатайство. Его инициатива увенчалась успехом, и 28 ноября 1904 года Вятская учёная архивная комиссия была открыта, а Александр Степанович был утверждён её заместителем председателя и редактором «Трудов ВУАК» (председателем был утверждён видный вятский историк и статистик Н. А. Спасский)[3][11].

Труды Архивной комиссии выходили ежегодно в объёме от четырёх до шести объёмных выпусков. Они отличались глубиной и обстоятельностью исторической проработки и разнообразием содержания, в основном «Труды Вятской учёной архивной комиссии» состояли из работ самого А. С. Верещагина. Публикации остальных членов Комиссии составляли лишь весьма незначительную часть «Трудов ВУАК»[3][11].

Историком были изучены и опубликованы большинство рукописных источников по раннему периоду вятской истории XIV—XVII веков, в частности «Повесть о стране Вятской». Он является автором многочисленных работ по истории древней Вятки, Вятской епархии, о выдающихся вятчанах, оставивших свой след в истории и культуре края. Историческим работам А. С. Верещагина присуща фактическая достоверность и точность. Их обширная публикация в «Трудах Вятской учёной архивной комиссии» фактически позволила заложить, по мнению В. А. Бердинских, «мощную источниковую базу местной историографии»[3].

Работы А. С. Верещагина удостоились положительных отзывов на страницах «Журнала Министерства народного просвещения» и «Исторического вестника». Начало признания А. С. Верещагина-историка произошло в 1887 году в Ярославле на VII Археологическом съезде, куда он был командирован Вятским статистическим комитетом. 17 августа им были прочитаны два реферата по истории древней Вятки: «Заселена ли была Вятка новгородскими выходцами в XII веке?» и «Откуда почерпнуты и насколько достоверны вообще показания „Вятского летописца“». В своём докладе он подверг основательной критике бытовавшее со времён Н. М. Карамзина мнение о том, что история Вятки ведёт своё начало с XII века. Это мнение укоренилось на основании свидетельства так называемого «Вятского летописца» (памятник вятской письменности XVII—XVIII столетий «Повесть о стране Вятской»). Его придерживались историки А. И. Вештомов, М. П. Погодин, Н. И. Костомаров, А. И. Герцен, С. М. Соловьев, В. О. Ключевский. А. С. Верещагин сумел доказать полную несостоятельность этого мнения и обосновал возникновение русских поселений на Вятке начиная лишь с XIV века[12].

Позднее, в 1905 году, в статье «Из истории древнерусской Вятки: I. Вопрос о первоначальном заселении Вятки Русью», говоря об Ипатьевской летописи (доведена до 1292 г.), Лаврентьевской (1112—1305 гг.) и Новгородской первой летописи по Синодальному списку (до 1333 г.), А. С. Верещагин резюмировал:

Молчание этих летописей о Вятке объясняется просто тем, что говорить о ней им было нечего: «русской Вятки» до времени, когда закончены указанные летописи, ещё не существовало, и никаких следов жительства на берегах Вятки … мы решительно не находим. Но как только появляется русская жизнь на Вятке, начинают говорить и о вятчанах последующие летописи. Автор настоящего труда 44 года искал этих следов, и не нашёл; он был бы очень рад, если бы ему дали хотя какие-нибудь достоверные указания на жительство русских по берегам Вятки до половины XIV века.

— А. С. Верещагин: «Из истории древнерусской Вятки»: I. «Вопрос о первоначальном заселении Вятки Русью». — Вятка, 1905. 55 стр.

Два реферата А. С. Верещагина при закрытии съезда в Ярославле были признаны образцовой исторической работой, «произведшей бесповоротную перемену во взглядах науки на затронутый ими вопрос и окончательный поворот во всех дальнейших работах по истории Вятки и новгородской колонизации на востоке»[13]. Председательствоваший на Археологическом съезде известный историк И. Е. Забелин в заключительном слове сказал: «Мы не можем не радоваться таким исследованиям, какие были рассказаны нам, например, о Сильвестре Медведеве — первом библиографе и летописце вятском и сказаниях его, о попе Богомиле или Еремее. Подобные образцовые труды, конечно, составляют нашу жатву». Выступление в Ярославле принесло историку славу серьёзного учёного. Императорское московское археологическое общество просило его предоставить ему прочитанные на съезде рефераты. Ростовский музей церковных древностей избрал его в число своих членов. Так же поступила и Нижегородская учёная архивная комиссия[13].

В ряде последующих работ историк вновь и вновь обращался к анализу и критике свидетельства «Вятского летописца»:

Таким образом, оставя показание «Повести» о походе новгородцев на Вятку в 1174 году, как не только неподтверждаемое, но и прямо опровергаемое другими вполне достоверными показаниями, приходится принять показание летописей о приходе на Вятку новгородцев в 1374 году, действительность которого не возбуждает никаких сомнений и подтверждается дальнейшими летописными известиями вполне достоверными.

— А. С. Верещагин, «Послесловие к Повести» // Труды ВУАК, 1905. — Вып. III, отд. 2. — С. 97.

«В первый раз о появлении русских на Вятке мы читаем в пяти летописях под 1374 годом», — писал он в другой работе. Согласно его выводам, первыми русскими поселенцами в вятских землях были новгородские переселенцы XIV, а не XII века. Мнение учёного было новым и не сразу было принято историческим сообществом. Современник Верещагина Н. А. Рожков придерживался прежней «вятичской теории» раннего происхождения поселений на Вятке. Постепенно новый взгляд на историю вятского края, разработанный вятским историком, стал в исторической науке общепризнанным[12].

Критика теории позднего происхождения Вятки

Кандидат исторических наук, секретарь Вятской епархии А. Г. Балыбердин подверг сомнению правильность выводов А. С. Верещагина. Как могло получиться, что год основания Вятки — 1374, указанный в самых разных русских летописях, в «Повести о стране Вятской» превратился в 1174 год? Зачем было сделано это искажение? Балыбердин обращается к мнению Верещагина, который обвиняет в подтасовке факта безымянного вятского книжника, пожелавшего изобразить историю своего края более древней и, стало быть, более славной. А. С. Верещагин писал:

Нельзя решительно утверждать, что в «Повести» 1174 год, вместо летописного 1374 года, поставлен не намеренно. Предисловие «Повести» (преисполненное баснями о знаменитости древних славян и их князей) в Толстовском списке прямо указывает на желание её составителя воспрославить своих вятских праотцев и связать их начальную историю с историей знаменитых новгородских древних славян… Кто знает — может быть, и наш составитель «Повести», по тем же побуждениям, букву летописного известия (6882 — 1374), обозначающую 800, заменил буквой, обозначающей 600 (6682 — 1174), и такой ничтожной, по-видимому, «поправкой» поход новгородцев на Вятку отнёс ко времени более раннему, чем он был, ровно на двести лет…

— А. С. Верещагин, «Послесловие к Повести». // Труды ВУАК, 1905. — Вып. III, отд. 2. — С. 90.

Говоря обо всех обстоятельствах этого искажения истины, пишет А. Г. Балыбердин, Верещагин нигде не говорит о конкретном времени основания города Вятки. Под Вяткой как у летописца, так и у историков А. С. Верещагина и А. А. Спицына нужно понимать не один город, а всю территорию по берегам реки Вятка, вятскую землю в широком смысле. Сам древний город на реке Вятка именовался Хлынов, а не Вятка. Верещагин не писал о том, что город был основан новгородскими ушкуйниками. Всё это было додумано позднее, в начале 1970-х годов кировским профессором А. В. Эмаусским. По его гипотезе, в 1374 году новгородские ушкуйники основали именно город Вятку. Эта гипотеза пришлась на руку областному руководству Кировской области, которое решило в 1974 году пышно отметить 600-летие основания города Кирова и использовать юбилей для извлечения своей выгоды в виде получения финансовых преференций для Кировской области от центральных властей, пишет А. Г. Балыбердин[14].

Не обсуждая научную состоятельность гипотезы А. В. Эмаусского, областные власти добились награждения города Кирова орденом Трудового Красного знамени, строительства нескольких важных объектов, в том числе, областного Дворца пионеров. До окончания советского периода «Повесть о стране Вятской» считалась «тенденциозным сочинением русских церковников». Между тем, сам профессор Эмаусский в более поздних трудах писал, что «археологические материалы, местные предания и позднейшие записи вятских книжников свидетельствуют о том, что русская колонизация Вятского края началась в XI — начале XIII века… Поэтому не случайно в официальных вятских документах конца XVIII века годом основания Хлынова считался 1199 год» с тем уточнением, что первые новгородские поселения на Вятке тех лет следует считать не городами в привычном смысле, а небольшими посёлками, и заселение новых земель русскими ещё не было столь многочисленным[14].

Результаты исследований Л. П. ГуссаковскогоЛ. Д. МакароваА. Л. Мусихина, профессора Сиэтлского университета Даниэля Кларка Уо, говорят о том, что русские поселения на Вятке существовали задолго до 1374 года. «Всё это, в совокупности, не могло не привести к переоценке научного наследия Верещагина и пересмотру устоявшихся взглядов на древнюю историю Вятской земли. Образно говоря, уже в наши дни Хлынов снова стал неизвестным городом. Оказалось, что мы до сих пор всё ещё не знаем ответа на главные вопросы: Когда, где, кем, как, с какой целью был основан наш город? Каково его первоначальное название? От кого ведут свой род современные вятчане и кировчане?», — пишет А. Г. Балыбердин[14].

Библиография

«Повесть о стране вятской», изданная Верещагиным в 1905 г.
  • «Материалы для истории Пугачёвского бунта». // либо «Вятские губернские ведомости»[15][16], либо «Вятские епархиальные ведомости»[17], 1864;
  • «Древние акты, относящиеся к истории Вятского края» : приложение к 2-му тому сборника «Столетие Вятской губернии». // [предисл. А. Верещагина]; Издание Вятского губернского статистического комитета. — Вятка : Типография губернского правления, 1881. — X, 245, XXV с. — Указ. лиц: с. I—X. — Указ. геогр.: с. X—XVI. — Прил. к 2-му т. сб. «Столетие Вятской губернии»;
  • Два реферата, читанных в заседании VII Археологического съезда в Ярославле 17 августа 1887 года действительным членом Вятского статистического комитета А. В-ным : [I. «Заселена ли была Вятка новгородскими выходцами в XII веке?» II. «Откуда почерпнуты и насколько достоверны вообще показания „Вятского летописца“» («Повести о стране Вятской»)?] // [А. С. Верещагин] Изд. губ. стат. комитета; 7 Археологический съезд в Ярославле. — Вятка : Губ. тип., 1887. — 46 с.;
  • «Отрывки из „Записок“ Рычкова и Хитрово о древней Вятке»; «Отрывки из сочинений путешественников XVI—XVIII вв. о Вятке и её обитателях». [Текст]. — Вятка, 1892. — 115 с.;
  • «Замечательные, но забытые вятчане». — Вятка, 1894. — 13 с.;
  • «В. Я. Колокольников» : [Биогр. очерк] : К истории Вятской семинарии. — Вятка: Губ. стат. ком., 1895. — 40 с.;
  • «Вятские стихотворцы XVIII в.» [Содерж.: М. А. Ушаков, Е. И. Костров и др.] // В 2 вып. — Вятка, 1897. — Вып. 1. — 92 с.; Вятка, 1898. — Вып. 2. — 60 с.;
  • «Редкий масон на Вятке тридцатых годов». // [О А. Н. Муравьеве] / [А. В.]. — Вятка : Губ. тип., 1899. — 24 с.;
  • «Эпизоды из жизни основателя Вятской семинарии (Лаврентий Горка)». // В 2 вып. — Вятка, 1899. — Вып. 1. — 103 с.; Вып. 2. — 1902. — 209 с.;
  • «Почитание Николы Можайского на Вятке в XVII веке». [Текст]. — Вятка, 1902. — 14 с.;
  • А. В-н, «По поводу библиографической заметки <А. А. Спицына> о „Памятной книжке Вятской губ. на 1902 год“». // Исторический вестник, 1902, октябрь. — C. 393—397;
  • «По поводу открытого письма Д. К. Зеленина». — Вятка : Губ. тип., 1904. — 32 с.;
  • «Один ли был город Хлынов?» // Памятная книжка Вятской губернии на 1904 год. — 1903;
  • «К истории древнего Хлынова: Хлынов старше или Хлыново? — Один ли был город Хлынов?» // [соч.] А. С. В-на. — Вятка : Губернская типография, 1904. — [2], 91 с.;
  • «Сказания русских летописцев о Вятке» // Собрал и издал А. В-н. — Вятка : Губернская типография, 1905. — 121, [1] с.;
  • «Летописец старых лет» : памятник Вятской письменности XVII—XVIII века. / Издал А. С. В-н. — Вятка : Губернская типография, 1905. — 27 с.;
  • «Вятский временник. Памятник вятской письменности конца XVII века». [Текст] // Вятка, 1905. — 98 с.;
  • «Времянник еже нарицается Летописец Российских Князей, како начася в Российской земли княжение и грады утвердишася. Вкратце написано». // Труды Вятской учёной архивной комиссии. — Вятка, 1905. Вып. II. Отд. II. С. 90–96;
  • «Из истории древнерусской Вятки». 1. «Вопрос о первоначальном заселении Вятки Русью». // [соч.] А. С. В-на. — Вятка : Губернская типография, 1905. — 55 с.;
  • «Повести о Великорецкой иконе Святителя Николая» : памятники вятской письменности XVII—XVIII века // [предисл. и послесл. издателя]. — Вятка : издал А. С. В-н, 1905. — 76 с.;
  • «Повесть о стране Вятской» (Вятский летописец). Памятник вятской письменности XVII—XVIII века. Издал А. С. В-н. // Вятка, Губернская типография. 1905. — 97, [1] с.;
  • «Послесловие к повести о стране Вятской». // Труды Вятской учёной архивной комиссии. — Вятка. 1905. Вып. 3. С. 69—97;
  • «Эррата (Критика суждений Н. М. Карамзина, Н. И. Костомарова, Н. А. Рожкова и других историков по проблемам истории Вятского края)». // Труды Вятской учёной архивной комиссии. — Вятка. 1905. Вып. 1. Отд. 3. С. 25—29;
  • «Эррата (Критический обзор «вятских сюжетов» книги В. Н. Крылова „Господин Великий Новгород“)». // Труды Вятской учёной архивной комиссии. — Вятка. 1905. Вып. 2. Отд. 3. С. 76—77;
  • «Четыре царские грамоты о земельных владениях Верхо-Вятского Преображенского Екатерининского монастыря: 1595, 1598, 1606 и 1614 гг.» // Труды Вятской учёной архивной комиссии. — Вятка. 1905. Вып. 5—6. Отд. 3. С. 216—218;
  • «Новооткрытая Ермолинская летопись». // Труды Вятской учёной архивной комиссии. — Вятка. 1905. Вып. 1. Отд. 3. С. 1—4;
  • «Суздальско-Нижегородские князья в истории древней Вятки». // Труды Вятской учёной архивной комиссии. — Вятка. 1906. — Вып. I—II, отд. III. — С. 1—30;
  • «Расходная книга земского старосты города Хлынова И. Репина». 1678–1680. [Текст] // Вятка, 1906. — 105 с.;
  • «„Вятское взятье“ по разрядным записям 1489 года». // Труды Вятской учёной архивной комиссии. — Вятка. 1906. Вып. 5—6, отд. 3. С. 1—12;
  • «Грамоты и акты Вятского Успенского Трифонова монастыря 1580—1764 годы». // Труды Вятской учёной архивной комиссии. — Вятка. 1907. — Вып. IV, 530, II с.;
  • «Грамота и акты вятского архиерейского дома 1551—1699 годов». // Труды Вятской учёной архивной комиссии. — Вятка. 1907. — Вып. 2. С. 1—116 (№ 1—73); Вып. 3. С. 117—212 (№ 74—119), Вып. 4. С. 213—306 (№ 120—180). 1908. Вып. 1, дополнительные акты. С. 307—324 (№ 1—43);
  • «О походе вятчан на Югру в 1499 году». // Труды Вятской учёной архивной комиссии. — Вятка. 1908. — Вып. I. Отд. III. С. 1—14;
  • «Князь И. М. Воротынский и преподобный Трифон Вятский» [Текст]. // История и культура Волго-Вятского края. (К 90-летию Вятской учёной архивной комиссии) : Тезисы докладов и сообщений к межрегиональной науч. конференции. Киров, 18—20 октября 1994 года / КГПИ; Обл. науч. б-ка им. А. И. Герцена. — Киров : Волго-Вятское кн. изд-во, 1994. — С. 19—36. — ISBN 5-7420-0586-5.

Примечания

  1.  Масанов И. Ф. Словарь псевдонимов русских писателей, учёных и общественных деятелей. В 4-х т. — М. : Всесоюзная книжная палата, 1960. — Т. 4. — С. 101—102.
  2.  Рудаков, 1909, с. 1257.
  3. ↑ 1 2 3 4 Бердинских, 1996, т. 6., с. 81—82.
  4.  Вахрушев, 2011, с. 29, 69.
  5. ↑ 1 2 Верещагин Александр Степанович. Историк и археограф, писатель, краевед, статский советник (1835—1908)
  6.  Шубин, 1909, с. 1.
  7. ↑ 1 2 3 Шубин, 1909, с. 2.
  8.  А. П. Лопухин, «Православная Богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический словарь». Том III. Ваал — Вячеслав. «Вятская епархия». «Вятские епархиальные ведомости»
  9.  Шубин, 1909, с. 3.
  10.  Шубин, 1909, с. 5.
  11. ↑ 1 2 Шубин, 1909, с. 6.
  12. ↑ 1 2 Шубин, 1909, с. 7.
  13. ↑ 1 2 Шубин, 1909, с. 8.
  14. ↑ 1 2 3 Балыбердин, 2017, с. 1—244.
  15.  Верещагин, Александр Степанович // Новый энциклопедический словарь: В 48 томах (вышло 29 томов). — СПб.Пг., 1911—1916.
  16.  Шубин, 1909, с. 9.
  17.  Рудаков, 1909, с. 1258.

Литература

  • Шубин А. А. Александр Степанович Верещагин. (Некролог). // «Вятские епархиальные ведомости», 1909 г., № 1;
  • Шубин А. А. Александр Степанович Верещагин : Некролог // Труды Вятской учёной архивной комиссии. — 1909. — Вып. 1. — С. 1—20.;
  • Рудаков В. Е. А. С. Верещагин : Некролог // Исторический вестник. — 1909. — № 3. — С. 1257—1259.
  • Эммаусский А. В. Александр Степанович Верещагин // Календарь знаменательных и памятных дат на 1965 г. (Киров. обл.). — Киров, 1965. — С. 25—27.
  • Петряев Е. Д. Люди, рукописи, книги: Лит. находки. — Киров: Волго-Вят. кн. изд-во, 1970. — 288 с.: ил.;
  • Петряев Е. Д. Литературные находки: Очерки культ. прошлого Вят. земли. — 2-е изд., доп. — Киров: Волго-Вят. кн. изд-во, 1981. — 288 с.: ил.
  • Чудова Г. Ф. В те далекие годы: Очерки краеведения Вят. губернии. — Киров: Волго-Вят. кн. изд-во, 1981. — 159 с.: ил.
  • Колеватов Н. А. Верещагин Александр Степанович // Колеватов Н. А. Их именами названы. — Киров, 1990. — С.155—156.
  • Бердинских В. А. Вятские историки : Слово о Верещагине. — Киров, 1991. — С. 43—82.
  • Бердинских В. А. Энциклопедия земли Вятской : Знатные люди (биографический словарь) : в 10 т.. — Киров : ГИПП «Вятка», 1996. — Т. 6. — 540 с. — 15 000 экз.
  • Вятка. Памятники и памятные места / Сост. М. Н. Бойчук. — Киров, 2002. — С. 172: фот.;
  • Бердинских В. А. Уездные историки: Рус. провинц. историография. — М., 2003. — С. 352—389;
  • Загидуллина Ч. Изучение вклада А. С. Верещагина в культурно-историческое наследие Вятского края // Вестн. культурологии: Сб. науч. материалов студентов и аспирантов. — Киров, 2003. — Вып. 1. — Киров, 2003. — С. 8—11;
  • Вахрушев А. А. Просветительская миссия печати и литературы в провинциальной России : На материале Вятской губернии XVII — начала XX веков. — Ижевск : Издательство «Удмуртский университет», 2011. — 274 с. — 500 экз. — ISBN 978-5-4312-0018-2.
  • Балыбердин А. Г. Неизвестный Хлыноff : Популярно о важном. — Ридеро, 2017. — 244 с. — ISBN 978-5-4483-9986-2.