Заметка

Спутники и попутчики

«Мысль висит на кончике пера», — чёрта с два она висит! Перо давно засохло и ничего не выводит.

Тогда повторюсь: книги я любил не только читать, но и обладать ими — осязать, рассматривать, поглаживать, сжимать, словно женскую плоть. Я любил их читать изнутри и снаружи. На полочке. Заглавия на корешке. Так я одолел всего Гомера, Монтеня, Ренана, Канта, Платона, да мало ли кого? Того же Музиля, Шопенгауэра. Ах, какой бы из меня мог выйти читатель Шопенгауэра! — минское полуторатысячестраничное издание 1998 года просто на загляденье! Изредка среди томиков Набокова и Ницше мне виделись корешки моих собственных книг: «Горе», «Звук тишины», «Нескромный талант» и др. Но книги реальные, не призрачные, никогда не обманывали моих ожиданий, в отличие от обладательниц податливой плоти.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *